Неопровержимые результаты для скептически настроенных умов


Как работает наш разум? Каковы скрытые закономерности лежат в основе нашего поведения? Что мы можем сделать, чтобы жить счастливой или более значимой жизнью? Ежегодно различные группы психологов-исследователей пытаются найти ответы на подобные вопросы. Большая часть их работ принимается во внимание публикой заинтересованной в извлечении личной пользы благодаря их труду.

В последние годы, известные результаты трудов ранних исследователей были подвергнуты критике со стороны психологов. Попытки утвердительно повторить ранние результаты в части случае, не способствовали последовательности ранних результатов.

Возникший в результате «кризис репликации», заключающийся в частичном или полном несоответствии ранее опубликованных результатов в научной психологии, оказал серьезное влияние на исследователей, занимающихся изучением поведения человека. Поэтому, некоторые из исследовательских групп начали предпринимать дополнительные шаги, чтобы изменить способ проведения исследований, с целью получить выводы более вероятными для проверки. Некоторые из них, на данный момент, испытывают затруднения из-за отсутствия тщательного тестирования, способного утвердить или отсеять имеющиеся выводы.

Но существуют результаты, пользующиеся большим доверием со стороны множества психологов. Группа энтузиастов по изменению исследований в психологии может рассказать о некоторых примерах, важных для формирования точного анализа результатов.

Вывод 1: Стабильность черт личности

Существуют различные способы для оценки личности человека, но многие психологи сосредотачиваются на использовании системы Большой Пятерки, включающей в себя несколько черт личности: открытость опыту, добросовестность, экстравертированность, обаяние и невротизм. Исходя из слов психолога Санджай Шривастава из Университета Орегон и председателя Исполнительного Общественного Комитета по Улучшению Психологических Наук (Society for the Improvement of Psychological Science), результаты полученные от взрослых людей по текущему вопросу, “является одним из самых крупных и надежных способов во всей психологии”.

«Мы можем связать это предположение со знаниями о личности, которая в свою очередь связана с утвержденными результатами в разных областях: здравоохранении, образовании и экономике. Признание стабильности этой личности, помогает нам разобраться в указанных науках, — вот почему мы можем наблюдать большую последовательность во времени и почему, тем не менее, имеют место различия».

Но что еще может рассказать личность человека, если рассматривать ее в контексте с другими аспектами нашей жизни? Психолог Кристофер Сото, недавно опубликовал результаты собственного исследования по воспроизведению множества сообщающихся связей между личностными качествами и событиями в жизни людей. Он представил более 60 доказательств, включая положительную корреляцию между экстраверсией и чувством благополучия; обратную связь между невротизмом и профессиональной приверженностью; и связь между обаянием, религиозными убеждениями и поведением (эти примеры не обязательно указывают на причину и следствие, они лишь отражают соответствие получены результатов с чертами личности, — например, ложно утверждение что каждый экстраверт счастливее чем каждый интроверт).

Общий вывод «дает исследователям веские основания для скептицизма в отношении того, что узкоспециализированные психосоциальные вмешательства могут иметь долгосрочные и преобразующие эффекты», — дополняет мысль Шривастава. «Если выполнение письменного упражнения или просмотр пары видеороликов может привести к долгосрочным изменениям, то мы бы постоянно сталкивались с новыми вопросами в нашей повседневности и были бы гораздо менее последовательны чем сейчас. Вместо этого, побуждение к развитию человеческого потенциала находящееся в перспективе, вероятно, означает работу над широкомасштабными, системными изменениями социальных структур. Я не думаю, что есть какие-либо сокращения этого пути».

Вывод 2: Люди разделяют мнение большинства

Люди — социальные существа, поэтому когда мы принимаем решения, то обычно основываемся на поведении остальных людей. Исследователи зафиксировали это утверждение в виде эффекта консенсуса: «Например, люди проявляют большую склонность к варианту выбора, если считают что 80 процентов их группы поддерживают этот вариант (а не настроены против)», — объясняет Элисон Леджервуд, психолог из Калифорнийского Университета Дэвис (University of California, Davis), которая занимается изучением людских предубеждений и предпочтений.

«Эти эффекты лежат в основе социальной психологии, и отражают некоторые из основных способов влияния человека на других людей», — отмечает она. — «Они также предполагают реальные последствия, например, если комментарии будут казаться другим людям более приемлемыми, то тем чаще комментаторы будут прибегать к их употреблению в тексте».

Также важно, что ряд исследований подтверждает, что наши мысли напрямую связаны с мыслями социума. Недавно проведенный тест, основанный на двух классических случаях из практики, подтвердил существование эффекта ложного консенсуса. В одном случае, участник может согласиться (или отказаться) от видеосъемки в рекламе. В другом, участник мог оплатить или оспорить оплату несуществующего штрафа за превышение скорости. Первоначально участники теста предположили, как по их мнению ответят их сверстники, а затем дали ответ самостоятельно. При этом, выбор первого вариант ответа, был обусловлен большей поддержкой со стороны сверстников, побуждая действующее лицо совершить аналогичный выбор.

Выводы 3: Чтобы утвердиться в собственных убеждениях, люди намеренно ищут способы для их подтверждения

Хотя убеждения разных людей всегда содержат различия, в плане предвзятости утверждения и предвзятость ретроспективы, но они «имеют основополагающее значение для реформаторского движения в науке», — отмечает психолог Брайан Носек из Университета Вирджинии (University of Virginia) и исполнительный директор Центра Открытой Науки (Center for Open Science). «При предвзятости утверждения, мы с большей вероятностью будем искать и интерпретировать информацию таким образом, чтобы укреплять уже существующие убеждения, а не противоборствовать им. Это очевидно в повседневной человеческой деятельности (например, в политических играх) и в научных исследованиях». Когда мы читаем новости или смотрим политические шоу, мы можем невольно фильтровать то, что видим и слышим, основываясь на собственном убеждении, — например, что представленная идея блестящая или глупая, или что описанный человек невиновен или виновен. Но стоит помнить, что ученые такие же люди со всеми вытекающими последствиями, и, когда они проникаются верой в научную гипотезу, то рискуют приблизиться к ее доказательству более удобным способом, не утруждая себя излишними проверками.

«Во время наблюдения за положительным результатом нам легко убедить себя в том, что мы знали путь к нему все это время», — объясняет Носек. «Это происходит как в повседневных рассуждениях, так и в науке. Особенно проблематично переосмыслить исследовательские результаты, словно они были заранее предсказаны в качестве подтверждения на проводимые тесты». Если проще, то ученые могут наблюдать интригующие результаты, которые стали для самих исследователей случайной неожиданностью, убедивших себя и других, в их [результатов] планируемой предсказуемости.

Эта способность, которую мы должны рационализировать, является частью повышения прозрачности в исследованиях психологии как науки. Большая ясность в изложении исходных гипотез, исследовательских процессов и данных, позволяет сторонним исследователям понять, что в действительности отражает (или затрудняется) исследование.

Вывод 4: Формулировка параметров влияет на выбор

«Маркетологи стараются не использовать негативные аспекты рекламы: «мясо содержит 10% жира». Они формулируют запрос иным образом «мясо на 90% не содержит жира». Несмотря на схожесть обоих утверждений, все же это не одно и тоже», — говорит Джозеф Симмонс, профессор по информации и решению в Уортонской Школе Бизнеса при Пенсильванском Университете (Wharton School of the University of Pennsylvania). Предпочтение того же варианта в позитивном ключе, с возможным скрытием негативного, является одним из изученных явлений, описанных в исследованиях психологов Даниеля Канемана и Амоса Тверски. «Каждое меню в приличном ресторане использует массу примеров исходя из этой психологии», — рассказывает Симмонс.

Такого рода выводы также могут иметь важные приложения политики. Исследователи годами доказывали, что описание топливной эффективности с точки зрения галлонов на милю (в отличие от стандартных миль на галлон) даст потребителям лучшее представление о том, сколько конкретный автомобиль экономит на газе и выбросах. Эффекты кадрирования и другие, подробно описанные Канеманом и Тверским, в совокупности позволяют предположить, что люди в меньшей степени задумываются о принятии решения, нежели можно было предположить, даже при количественной оценке затрат и выгод.

«Я до сих пор думаю, что многое из того, что публикуется в нашей тематике, не соответствует действительности», — рассказывает Симмонс, соавтор влиятельной статьи 2011 года, описывающей опасности ложных выводов, присущих общей исследовательской практике. «Я думаю, что в психологии существует очень большая проблема. Но мы живем достаточно долго, поэтому у нас накопился очень большой объем литературы, которая является правдой».

Вывод 5: Часть людей безрассудно следует приказу более уполномоченного лица

В 1963 году психолог Стэнли Милгрэм опубликовал результаты эксперимента, который вскоре станет известен на весь мир. Привлекая к эксперименту сорок мужчин, психолог заранее проинструктировал их об обязанности применять электрический ток на ученике, после неправильных или отсутствующих ответов, основанных на теме математических задач. Имитируя болевые шоки, после определенной подачи уровня напряжения, ученик начинал стучать по стене, чтобы привлечь к испытываемым мукам надзирателей-мужчин, но в половине случаев, надзиратели придерживались мнения экспериментатора, который призывал их повышать мощность тока.

Хотя разряды электрическим тока, не являлись реальными, но надзиратели участвующие в эксперименте даже не предполагали о этой возможности, и продолжали следовать указывающей, властной фигуре, в ситуации, которую можно было предотвратить обычным уходом из комнаты. «Приведенный случай из социальной психологии, отражает нам то, что незнание собственной натуры, может привести к нарушению основных принципов», — рассказывает социальный психолог Алекса Таллетт из Университета Алабамы (University of Alabama).

Повторный анализ исследования показал, что лишь некоторые из участников полностью верили указаниям Милгрэма, поэтому, осознавая реальность происходящего, количество участников готовых бы завершить инструкцию по нанесению вреда неизвестному человеку было бы меньше. Но Таллетт считает что описываемый результат исследования, напротив, завершился бы высоким уровнем принятия позиции экспериментатора. По ее словам, результат эксперимента все еще не был подорван повторным исследованиям, а недавние попытки его повтора, предоставили некоторые подтверждающие доказательства. Исследование от 2017 года на территории Польши, показало, что 72 из 80 участников продолжали повышать мощность тока до максимально возможного уровня (хотя этот уровень был значительно ниже, чем тот, который использовался в работе Милграма).

Вывод 6: Некоторые люди могут вспомнить несуществующие воспоминания

Память человека не совершена, и психологи предоставили доказательства того, что люди могут быть вынуждены воспроизводить выдуманные детали прошлых наблюдений или опытов. Подобные выводы имеют значение для того, как мы интерпретируем очень важные воспоминания, вроде воспоминаний очевидцев, либо предположительно подавленные и восстановленные картины.

Существует множество эффектов ложной памяти, «которые люди в праве признать своими», — предлагает когнитивный психолог Стивен Линдсей из Викторианского Университета (University of Victoria) а также редактор журнала Psychological Science. Хотя это может отражать «ложную память» несколько другого плана, чем ту, что связана с неточными личными воспоминаниями, но простая версия ложного отклика хорошо прослеживается в задании Deese-Roediger-McDermott (DRM). «В одном из моих стандартных выступлений рассчитанном на широкую аудитории, я воспроизвожу демонстрацию DRM, по средствам программы, которая визуально призывает людей поднять руки вверх, в случае если они могут вспомнить любое из ранее представленных в списке слов», — объясняет Линдсей. Этот список включает в себя несколько слов, обычно включенных в одну группу и которые аудитория видела ранее (например, медсестра, больница, капельница). Но Линдсей намеренно спрашивал зрителей о слове, которого не участвовало в списке. Иногда оно также относилось к группе ранее показанных слов, например, слово «укол».

Когда он задавал залу вопросы о участии слова «укол», то многие отвечали что конечно видели его в ранее показанном списке, хотя в действительности его не было. «После того, как люди в аудитории поднимают руки, — продолжает Линдсей, — я нажимаю на кнопку, чтобы отразить личный прогноз, сколько по-моему мнению участников выберет то, или иное слово. И это число, выраженное в процентном соотношении, всегда достаточно близко к прогнозированной цифре».

Комментариев нет

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *