Органическая недостаточность при исследовании пациентов с СДВГ


На протяжении десятилетий, синдром дефицита внимания и гиперактивности (СДВГ) стал объектом споров, по причине неясности происхождения этого недуга, — одни утверждали, что заболевание имеет органическое основание (генное наследие, окружающие токсины), служа предостережением для будущих родителей детей.

В США, на данный момент зарегистрировано более 4,5 миллионов детей с диагнозом СДВГ, и более половины из них принимали лекарственные средства отпускаемые по рецепту, для лучшего контроля протекающего прогресса заболевания. Но вопрос медикаментозного лечения разделил мнения врачей и пациентов, родителей и учителей, матерей и отцов.

Исследовательские группы раскрывают новые результаты, отражающие факты происхождения и протекания СДВГ, доказывая, что синдром настолько же реален, как и более устойчивые синдромы, вроде синдрома Дауна и шизофрении. Последняя работа, опубликованная от 9 сентября в Журнал Американской Медицинской Ассоциации (Journal of the American Medical Association), стала результатом нового исследования, отражающее поразительное различие в мотивационном механизме мозга у людей с симптомами СДВГ.

«Это еще одна важная часть головоломки, раскрывающей наличие реальных вещей, а не простой тревоги родителей», — рассказал Джеймс Свансон, соавтор доклада и психолог в Калифорнийском Университете в Ирвине (University of California, Irvine).

Дефицит процентов

Выявленный недостаток в способах обработки дофамина — основного нейротрансмиттера, служащего в качестве мозгового источника поощрения и удовольствия, было отражен в исследовании JAMA, которое проходило с участием группы здоровых добровольцев, и 53-х взрослых пациентов с СДВГ, выполнивших сканирование мозга. Свенсон даже предположил, что люди страдающие от симптомов СДВГ, вполне могут испытывать дофаминовый дефицит.

На основе исследовательских результатов, можно предположить о вероятной правоте старой теории, которая описывает склонность к отвлечению и продолжительному отсутствию внимания у людей страдающих от СДВГ во время учебных занятий, что может привести подростков к зависимости от сильных стимуляторов, например, употреблению наркотиков* (*запрещены на территории РФ), или азартным играм. Согласно текущей теории, проблема заключается в недостатке мотивации со стороны индивида, а также ослабленном внимании, поэтому люди с СДВГ не могут иметь ту же степень мотивации, как и другие люди (даже при выполнении вполне привлекательной работы).

«Родители детей с синдромом СДВГ, часто задаются вопросом, почему их дети могут часами кататься на скейтборде и осуществлять одни и те же действия, но не могут сосредоточиться, в течении длительного времени, на поставленной задаче в школе», — рассказывает Свенсон.

Психиатр и директор Национальный Институт по Изучению Злоупотребления Наркотиками (National Institute on Drug Abuse), Нора Волкова, возглавляет проект по изучению СДВГ, вместе с исследовательской группой из Брукхейвенской Национальной Лаборатории (Brookhaven National Laboratory) и Медицинского Центра Маунт-Синай (Mount Sinai Medical Center). Исследователям понадобилось 8-мь лет, чтобы найти и привлечь людей с синдромом СДВГ, которые никогда ранее не принимали лекарственные средства, способных повлиять на деятельность мозговой системы, а также не имели в истории других серьезных, психических заболеваний.

Команда Волковой получила подробные изображения мозговой деятельности участников при помощи позитронно-эмиссионной томографии (ПЭТ), осуществив сканирование добровольцев после применения инъекции радиоактивным-химическим веществом, устанавливающим связь с дофаминовыми рецепторами и транспортерами, принимающих и перерабатывающих дофамин при его перемещении между нейронами. Полученные изображения показали, что люди страдающие СДВГ, имеют меньшее количество активных рецепторов и транспортеров в структурах головного мозга, составляющих так называемый «путь вознаграждения», который участвует в формировании стимулов с приятными ожиданиями.

Стивен Хиншоу, заведующий кафедрой психологии Калифорнийского Университета в Беркли (University of California, Berkeley), окрестил эксперимент как «выше и сильнее обычных и стандартных» в стремлении исследовать динамики СДВГ. «Это очень важное занятие, которое позволит получить немедикаментозное лечение», — подытожил заведующий.

Много диагнозов?

Основной научный консенсус заключается в невозможности установить синдром путем анализа крови или сканирования мозга, как в случае с другими психическими заболеваниями. Расстройство можно диагностировать через сопоставление с контрольным списком неприятных проведений (импульсивность, мечтательность и забывчивость). Это делает работу по установлению диагноза особенно сложной, — рассказал Хиншоу, ведь эти формы поведения также относятся к нормальному диапазону человеческого проявления. Люди с СДВГ просто находятся немного дальше от нормального состояния, нежели люди, никогда не проявляющие синдром заболевания, а симптомы СДВГ могут быть обусловлены рядом других заболеваний.

Исследовательская работа также свидетельствует, что биологические различия, включая генетические корни, не являются первостепенной причиной заболевания, хотя их наследственное влияние более широко по сравнению с шизофренией.

Популярный лекарственный скептицизм никто не отменял, причем критика исходит с нескольких сторон: от сайентологов, которые воинственно выступают против психиатрии в целом, до более разумных голосов, гласящим о видоизменении проистекающего расстройства пациента, — тем самым понижая значимость сильнодействующих лекарственных средств.

«Моя позиция строиться на вопросе о воспитании детей», — высказался Джон Розмонд, психолог, занимающийся написанием работ по теме национального синдицирования — «Традиционное воспитание», называя СДВГ «вымыслом». Розмонд рассказал, что он еще не читал об исследованиях дофамина, но решил что симптомы присущие пациентам «описывают типичного малыша».

Штамп СДВГ, иногда накладывается на ярких и активных детей, которые не слушаются взрослых, излишне проявляя свою активность, пытаясь избежать чувства скуки. По словам Волковой такие случаи также бывают в медицинской практике, но с обратной стороны, расстройство часто искажается словесной риторикой со стороны критиков, нанося вред потенциальным пациентам нуждающимся в помощи. Продолжительная работа по нормализации состояния пациентов, показала что дети с СДВГ, не прошедшие курс лечения, более склонны к употреблению наркотиков* (*запрещены на территории РФ), алкоголя, а также становятся жертвами дорожных аварий, ранней беременности и учебных срывов.

Синдром впервые появился в книжном издании Диагностического и статистического руководства по психическим расстройствам (Diagnostic and Statistical Manual of Mental Disorders), опубликованном в 1987 году, заменив понятие «синдром дефицита внимания», которое до сегодняшнего времени используется авторами и комментаторами при написании работ. В предыдущем десятилетии одна и та же группа симптомов была описана с использованием разных терминов, включавших в себя «минимальная мозговая дисфункция» и «гиперкинетическое расстройство поведения».

Усиливающийся прогресс в поиске проблем связанных с СДВГ, поможет укрепить продажи фармацевтических препаратов, направленных на временное облегчение симптомов отрицательного состояния.

Тем не менее, Волкова заявила, что она верит в совместное использование поведенческой терапии и лекарственных средств, которые совместными усилиями ускорят процесс восстановления пациентов. Она рассказала, что результаты работы ее команды подчеркнули важность привлекательности обучения в глазах детей, а также влияние родителей, оказывающих уместную похвалу или вознаграждение.

«Наши мозги активно реагируют на внешнее поощрение», — сказала она. Это правило в еще большей степени распространяется на СДВГ, а также га влияние родителей, оказывающих уместную похвалу или вознаграждение обучающемуся ребенку.

Комментариев нет

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *